sign

3. Сеньора Ко-ко-ко

Автор сюжета - Малиновский Василий Васильевич :-)

Автор рассказа - Малиновская Оксана Васильевна :-)

Давно миновали советские годы. Рыночные отношения настолько крепко укоренились в нашей жизни, что даже те из нас, кому довелось лично прочувствовать все прелести и… «прелести» тех лет, теперь уже не уверены в том, что когда-то все это имело место быть. Это сейчас, если есть деньги, вам доступны абсолютно все товары и услуги. Причем нет необходимости разыскивать их по всему городу и выстаивать за ними длинные очереди без всякой гарантии успеха; не нужно, будучи жителем региона, устраивать периодические, но систематические набеги на Москву, которая по сравнению с остальными обделенными городами и регионами напоминала самый настоящий золотой прииск. А теперь все, что необходимо, можно легко найти с помощью Интернета. Вам даже услугу на дому окажут, не говоря уже о доставке товара. И это здорово.

А в эпоху социализма… Мне просто непонятно, как люди успевали и работать, и обегать каждый день по несколько торговых точек в поисках банальных продуктов питания. Их жизнь походила на одну сплошную охоту и промысел, поскольку помимо еды нужно было одеваться, и желательно не в одежду и обувь широко распространенного в те годы совкового бренда «прощай, молодость»; нужно было чем-то обставлять квартиру… Хорошо помню то время, поскольку в нем осталось мое собственное детство, юность.

Никогда не забуду, как в молодые годы одна моя приятельница, студентка, радостно сияя, вывалила передо мной на стол в комнате общежития 300 штук пуленепробиваемого резинового изделия №2 советского производства, угрохав на дефицитное приобретение пару стипендий.

- Куда тебе столько презервативов? – вылупилась я на нее.

- Как куда? Впрок запасаюсь. Я же замуж выхожу.

И так было со всеми пользующимися хоть каким-то спросом товарами: что можно – запасали впрок, поскольку никто даже не задумывался о том, что когда-нибудь эпоха всеобщего и повсеместного дефицита закончится. Товар приобретался не потому, что в данный конкретный момент был нужен, а потому, что в данный конкретный момент была возможность его купить. Странно, но «социализм» и «дефицит», выходит, понятия однокоренные.

Социалистическая Куба, гуськом за Советами шлепавшая к коммунизму, не являлась исключением. А помогали ей шлепать и не спотыкаться молодые советские специалисты, включая переводчиков. Переводчик в советские годы – это кто-то наподобие владельца банка в наши дни. Переводчики считались людьми с другой планеты, поскольку, в отличие от остальных, владели иностранными языками, имели возможность работать в дальнем зарубежье, получать за работу далеко не «деревянные рубли» и покупать на валюту товары, недоступные рядовому обывателю. На работу за границу, дабы не позорить страну, отправлялись исключительно самые достойные: морально устойчивые семейные члены КПСС (Коммунистической Партии Советского Союза) и счастливые обладатели «волосатой лапы». Переводчиков с испанского в большинстве случаев ждала Куба, причем действительно ждала: искренне любили нас кубинцы, а их старшие поколения сохраняют в душе эту необъяснимую любовь до сих пор.

Итак, Куба 60-70х годов. Наши соотечественники, подобно коренным обитателям, отоваривались в местных магазинах и жили по широко распространенному советскому принципу «кто успел – тот и съел», а поскольку есть хотелось регулярно, приходилось вертеться, успевать. Товары первой необходимости хотя и подвозились в магазины, но тотчас исчезали с прилавков, перекочевывая в сумки наиболее удачливых покупателей и, в прямом и переносном смысле фразы, «под прилавки» продавцов, приберегавших дефицит для хороших знакомых и нужных знакомых. Прям как в Советском Союзе. Переводчики, проживавшие на Кубе со своими «тульскими самоварами», находились в более выгодном положении, по сравнению с одинокими – на Кубе – собратьями, поскольку поиском пропитания занимались их жены. И не то, чтобы их жены не хотели работать, вовсе нет, просто работы для них, даже со знанием испанского языка, практически не было. Вот и приходилось им заниматься бытом да детьми, да продуктовой охотой.

Однажды в стане переводчиков прибыло. Им прислали новенькую – высокомерную и ухоженную дамочку лет пятидесяти. Все бы ничего, но новоявленная «переводчица» по-испански и двух слов связать не могла, посему заваленные работой коллеги лишь горестно вздохнули. По всей видимости, мадам на Родине водила знакомство с «волосатой лапой», но, к сожалению, никакая «лапа», какой бы «волосатой» она ни была, не могла поспособствовать в выполнении поставленных перед ними серьезных задач. На дамочку не обращали никакого внимания, предоставив ее самой себе. А той было совсем не до работы: понятия не имевшая о том, что самые раздефицитные продукты питания, которыми был забит до отказа ее холодильник в Москве, оказывается, не в нем рождаются, женщина растерялась. Пообщавшись с женами переводчиков и выяснив, что «спасение утопающих – дело рук самих утопающих», стиснув зубы, дамочка вышла на продуктовую охоту. А как охотиться без знания языка? Да запросто, так же, как миллионы наших современных соотечественников, выезжающих за рубеж на отдых. Но одно дело ткнуть в реальный товар пальцем и на корявом английском поинтересоваться: «Хау мач?», и совсем другое – понятно объяснить, какой именно товар, отсутствующий в зоне видимости, тебе нужен.

Весть о том, что у русских появился новый переводчик, причем женщина, - довольно редкое в советские годы явление - мгновенно разошлась по всей округе. При встрече с дамой радушные кубинцы останавливались и пытались вступить с ней в разговор – это нормально, - и недоумевали, почему она не желает с ними знакомиться и всякий раз молча шествует мимо с гордо поднятой головой. Откуда им было знать, что «переводчица» практически не владеет испанским языком?

И вот, за пару дней наевшись на всю оставшуюся жизнь столовской пищей, женщина отправилась в продуктовый магазин. Первыми в ее длинном списке необходимых продуктов стояли яйца. Подошла она к прилавку, на котором, по рассказам очевидцев, время от времени они появлялись, и застыла в нерешительности. Снова и снова прочесывала она взглядом прилавок, а заодно и все, до чего мог добраться ее взгляд, но яиц не находила. Не желая мириться с противной мыслью о том, что сегодняшний завоз уже раскупили, женщина обратилась к продавцу – улыбающемуся кубинцу, разумеется, признавшему переводчицу, и готовому в меру возможностей исполнить любую ее просьбу.

- У вас есть яйца? – по-русски спросила она и, с досадой заметив, что продавец ее не понял, пояснила: - Эти… ну эти, как их там, которые бланко (исп. – белый)?

- Простите, сеньора, не понимаю, - смутился кубинец. – Пожалуйста, говорите по-испански. Что «белое», что Вы хотите?

- Ну бланко же! – начала кипятиться «переводчица», словно не она, а продавец обязан был владеть нужным ей языком. – Круглые такие, - и она состряпала пальцами овал, - ронда (исп. - круглый), ну ронда же! Бланко и ронда!

Вконец опешивший кубинец сорвался с места и через несколько секунд, широко улыбаясь, протянул даме… белую солонку.

- Что это? – изумилась «переводчица». – Не нужна мне твоя солонка! Яйца гони!

К прилавку начали подтягиваться заинтересовавшиеся случайные свидетели – местные посетители. Они ловили каждое слово «переводчицы», пытаясь уловить хотя бы смысл, чтобы помочь продавцу ее обслужить. Посетители походили на членов клуба Знатоков, собравшихся вокруг игрового стола и старавшихся в течение минуты найти ответ на сложный вопрос. Они переговаривались, спорили и время от времени выдавали какую-нибудь идею продавцу, который тотчас же срывался с места и через непродолжительное время вновь появлялся перед дамочкой, с неизменной улыбкой протягивая ей очередное относительно «круглое» и «белое», которое дамочка с негодованием отвергала.

Дама совсем загрустила. М-да, это не дом, не Советский Союз… но яйца-то нужны! Причем здесь и сейчас, а не через год в Советском Союзе.

- Вот чурки нерусские! – в сердцах воскликнула она. Решительным жестом дама задрала юбку чуть выше колен и, согнув ноги в коленях, принялась пружинить на ногах вверх-вниз, при этом хлопая себя по бокам руками и издавая легко узнаваемые гортанно-носовые протяжные звуки: - Ко-о-о-о-о ко-ко-ко, ко-о-о-о-о ко-ко-ко…

История умалчивает о том, не обрушилась ли на головы посетителей крыша магазина, сотрясшаяся от безудержного гогота продавца и покупателей, известно лишь, что заветную ячейку с яйцами дама «из-под прилавка» получила. С тех пор всякий раз, когда женщина приходила за продуктами в тот магазин, знакомый продавец встречал ее неизменной фразой, сопровождаемой восторженной улыбкой:

- Сеньора, ко-ко-ко?

- Ко-ко-ко.

Как водится, слух о случившемся распространился молниеносно, дойдя и до переводчиков. И вскоре, с чьей-то легкой подачи, за дамой намертво закрепилось прозвище Сеньора Ко-ко-ко.

Так что, уважаемые соотечественники, дабы ненароком не стать всеобщим посмешищем, не загреметь в полицию за эксгибиционизм или сексуальные домогательства к продавцам, как говорится, «учите матчасть» в виде иностранных языков: как знать, вдруг где-нибудь за границей вам срочно потребуются те же презервативы или… свечи от треклятого геморроя…



:confused::cool::cry::laugh::lol::normal::blush::rolleyes::sad::shocked::sick::sleeping::smile::surprised::tongue::unsure::whistle::wink:

Antispam Обновить изображение Нечувствительна к регистру

© Все права защищены 2011-2018

Рейтинг@Mail.ru